Рамиль Насыров (Татфондбанк): Мы ищем себя в поле цифрового банкинга

27 октября 2016

О том, как привить в банке культуру IT-предпринимательства, о создании Центра партнерского банкинга и блокчейн-акселератора, о взгляде на диджитализацию и регулирование банковской сферы, в интервью «Б.О» рассказал Рамиль Насыров, Первый заместитель Председателя ПравленияТатфондбанка

Рамиль Насыров (Татфондбанк): Мы ищем себя в поле цифрового банкинга

— Рамиль Ильгизович, среди банков топ-50 Татфондбанк до последнего времени воспринимался как довольно консервативная финансовая организация. В этом году все изменилось, и, если участие в инновационном Финополисе можно связать с региональной пропиской, то запуск блокчейн-акселератора многих удивил. Эти события являются частью новой стратегии Банка или просто так звезды встали?

— Не открою ничего нового, если скажу, что традиционный банкинг, в том проявлении, в котором он существовал в России последние 20 лет, — как большой агрегатор ресурсов, населения, предпринимателей, как сложная структура с большим объемом проверок, тестов, документооборота, — наверное, постепенно уходит в прошлое. Появляются элементы шеринговой экономики, тот же самый блокчейн и биткоин.

Пожалуй, я соглашусь с высказыванием господина Грефа о трансформации банка в IT-компанию, которое содержит в себе ключевой ответ на ваш вопрос. Сейчас мы должны становиться все более и более технологичными: технологичные компании становятся конкурентами традиционного банка. Хотя на Западе, исторически опережающем нас в развитии банковской системы, банк все-таки является скорее классическим расчетным учреждением. Остальными функциями, которые в России зачастую возложены на банк, занимаются специализированные организации: инвестиционные компании, брокерские и риелторские агентства и так далее. Движение вперед в развитых экономиках неизбежно сопряжено с качественным развитием технологической платформы.

Простой пример: в этом году помимо блокчейн-акселератора мы создали масштабный проект в области исламских финансов — Центр партнерского банкинга. В этом проекте мы столкнулись с очевидной проблемой: развиваться и быть успешным этот Центр может только в том случае, если имеет доступ к рынкам и предпринимателям. В России, если говорить об этической стороне вопроса, этот рынок ограничен примерно двадцатью миллионами населения, которые придерживаются определенных правил, связанных с духовной жизнью.

Если говорить о масштабировании этого проекта, аудитория здесь не очень большая. Мы поняли, что нужно выходить за пределы России, учиться оказывать такого рода услуги — в первую очередь в странах Организации исламского сотрудничества. Мы хотим развиваться на федеральном уровне, увеличивать свое присутствие и на территории СНГ. По возможности, по мере урегулирования политической ситуации, возвращаться к работе на западных рынках.

Подступаться к таким задачам без технологий невозможно, это необходимое условие. Люди, которые работают в банке, как правило, процессо-ориентированы, в отличие от той среды, которая может быть увлечена какими-то проектными инициативами и в большей степени нацелена на результат. Собственно говоря, это предприниматели, в том числе из IT-среды. У таких людей другая логика: собрались, наметили проект, задались целью, сделали, закончили проект, перешли к следующему. Традиционный банкинг работает несколько не так: это постоянные процессы расчетов, процессы, которые протекают в банке равномерно и, желательно, без каких-либо отклонений.

Сейчас общество находится на этапе, когда инновации уже перешли из стадии чего-то интересного и необычного в объективную необходимую реальность. Поэтому мы приняли решение «выращивать» культуру таких предпринимательских проектов, при этом используя наш Банк как некую площадку для тестирования. Татфондбанком накоплен огромный практический опыт по реализации инновационных проектов, в том числе это Центр партнерского банкинга и InspiRUSSIA — совместный проект Банка и венчурного фонда Life.SREDA. Сейчас у клиентов Банка формируется потребность в более технологичных, безопасных, удобных и доступных финансовых продуктах, так что мы здесь развиваем взаимовыгодное сотрудничество. Для стартапов Татфондбанк выступает в качестве инфраструктурного партнера, предлагая свою технологическую площадку; мы же взамен получаем новые идеи и проекты для внедрения их на практике. Почему именно Life.SREDA? Скажем так, во многом мы близки во взглядах на такого рода проекты. Венчурный фонд Life.SREDA — один из лидеров в этой сфере.

— Ваши планы транслировать на глобальном уровне свои услуги, сервисы связаны в том числе с сотрудничеством с этими командами?

— Да, конечно, у команды Life.SREDA накоплен гигантский опыт международного сотрудничества, это и Сингапур, и вся Юго-Восточная Азия, и транснациональные корпорации, такие как Microsoft. Сингапур — это вообще уникальный случай — маленькая страна, которая в экономическом смысле превратилась в цветущий сад, в том числе, обратите внимание, благодаря технологиям.

Основной проект Life.SREDA — это InspirAsia, такой же блокчейн-акселератор, как наша InspiRUSSIA, который базируется в Сингапуре. Сингапурский регулятор выделяет для банков отдельные подразделения, которые курируют финтех-проекты, поэтому опыт, накопленный командой Life.SREDA, чрезвычайно для нас интересен. Вы наверняка слышали, что и российский Центробанк сейчас идет по пути создания sandbox — «песочниц», в которых будут обеспечиваться условия для развития инновационных проектов, схожих с некоторыми проектами наших резидентов.

Я сам являюсь членом рабочей группы при Центробанке по партнерскому банкингу, это тоже своего рода sandbox, деятельность которого касается альтернативных моделей банковской деятельности, но в ближайшее время получит развитие как технологическая площадка для данного проекта. Это очень интересная триада: регулятор, коммерческий банк и финтех-лаборатория. Я считаю, что это та модель, которая современному финансовому сектору в России очень нужна. Без определенных коммуникаций в этой триаде, наверное, уже невозможно быть конкурентными в мире. Без равноправного диалога, который, кстати, очень успешно развивается, в том числе на Форуме Finopolis.

— К слову сказать, у регулятора тоже есть рабочая группа по блокчейну, идут какие-то эксперименты. Ваш проект, инициативы по акселерации проходят согласованно с этой работой или вы существуете автономно?

— Мы действуем абсолютно автономно. Собственно говоря, блокчейн — это лишь один из вариантов развития событий. Наше партнерство с венчурным фондом Life.SREDA — это финтех-площадка. То есть мы «выращиваем» интересные проекты для того, чтобы пилотировать их на базе Банка. Недавно у нас прошел хакатон, где призерами стали три проекта. Эти проекты могут быть интересны регулятору с точки зрения противодействия легализации незаконных доходов; собственно говоря, элементы шеринговой экономики тем и ценны, что лишены коррупционной, «теневой» составляющей. Однако мы понимаем, что, как только дойдем до каких-то серьезных проектов в области, в том числе связанныхс блокчейном, нам неизбежно понадобится поддержка регулятора.

Мы также ищем себя в поле цифрового банкинга и хотим добиться от акселератора появления некоторой площадки — финансового маркетплейса, который объединит на одной финтех-платформе большое количество сервисов нашей банковской группы. Например, когда клиент в зависимости от своего сегмента получает со своей стороны такой вид финансовой витрины, которая будет ему наиболее интересна. Для этого проекта уже нужны навыки и big data, создание каких-то электронных площадок, это мы и хотим развивать в партнерстве с VFLife.SREDA. Финансовый маркетплейс для банковской группы — это тоже интересно, это второй драйвер.

Мы до сих пор говорили о наших планах в России. Один из серьезнейших вопросов отрасли, который помимо прочего сдерживает развитие за пределами страны, — это удаленная идентификация; ей даже было посвящено отдельное заседание на Форуме. Нас это очень серьезно сдерживает, и мы надеемся на развитие пилотных проектов на площадке портала Госуслуг. В Татарстане, кстати, накоплен огромный опыт предоставления электронных услуг населению, мы рассчитываем, что в недалеком будущем по примеру Евросоюза появится единое электронное удостоверение, которое позволит минимизировать физическое присутствие Банка в регионе и при этом активно продавать свои услуги через цифровые площадки.

— Вы очень хорошо рассказали, чем занимаетесь организационно, с точки зрения бизнеса. Могли бы сказать несколько слов о технологиях? Вы упомянули о создании платформы, на базе которой будут развиваться маркетплейс, партнерские сервисы. Что происходит в Банке в части IT, какие-то глобальные или скорее текущие трансформации, насколько существующая инфраструктура готова к вызовам нового времени?

— Начнем с того, что существующая база конечно же позволяет оказывать все традиционные услуги и населению, и предпринимателям. Как у любого универсального развитого банка у нас есть системы интернет-банка, мобильного банка для физических и юридических лиц. Все базовые сервисы удаленного обслуживания клиентов мы предоставляем. У нас есть определенные зоны роста: например, сейчас в Банке запущен проект «Единый портал» для физических лиц, который мы будем реализовывать совместно с нашим акселератором.

До конца года мы планируем перейти на новую платформу дистанционного банковского обслуживания для физических лиц, разрабатываем новый сайт, который станет базой для маркетплейса. Не так давно мы закончили внедрение новой площадки для юридических лиц, за первое полугодие 2017 года рассчитываем завершить бета-тестирование, получить обратную связь от клиентов. Накопим определенную статистику, поймем, где были недочеты с точки зрения технического задания и во втором полугодии 2017-го перейдем к разработке так называемого Единого портала. Фактически клиент, физическое лицо, получит единую точку входа в Банк с единым ключом и будет располагать доступом ко всей палитре наших сервисов, заходя непосредственно на сайт Банка. Это достаточно интересный проект, на мой взгляд, и на его реализацию у нас уйдет не менее 12 месяцев. В отношении юридических лиц тоже есть планы на следующий год по развитию дистанционных сервисов, но скорее в рамках текущих доработок.

— Как вы оцениваете степень диджитализации в Банке, какова на сегодняшний день вовлеченность клиентов? Замеряете ли эти показатели, какие задачи ставите себе на ближайшие годы?

— Да, конечно, замеряем. Профиль нашего клиента 35+; наши клиенты в известной степени требовательны к качеству сервиса. С одной стороны, в наших электронных сервисах нет какой-то геймификации, модных «фишек». Это наша зона роста на ближайшие годы, так или иначе, мы понимаем, что наш клиент молодеет, население сейчас активно уже с 18–20 лет, и этот пользователь по-своему требовательный. Я очень надеюсь, что наш Единый портал позволит успешно зайти и в этот, более молодой сегмент.


Банковское обозрение



Предыдущая Назад Следующая